Цитата дня:

Если я люблю другого человека, я чувствую единство с ним, но с таким, каков он есть, а не с таким,

как мне хотелось бы, чтоб он был, в качестве средства для моих целей. 

                                                                                                                                      Эрих Фромм

Брусс А. "Любовь или сепарационная тревога?" Доклад на конференции "Психоанализ. Любовь и ненависть" к 10-летию ОПИ, 1.08.09

  

                                 -  А  как   это   приручить?

                                -это   давно   забытое понятие,

                                объяснил   Лис,   оно   означает:

                                создать    узы.

                              -Узы?

                            -Вот   именно, - сказал   Лис.-

                         -Ты   для   меня  пока   всего   лишь   маленький   мальчик,   точно   такой   же,  как   сто   тысяч   других    мальчиков.   И   ты   мне   не   нужен.   Я   для   тебя     всего   только   лисица,   точно   такая   же,    как   сто   тысяч   других   лисиц.   Но  если   ты   меня   приручишь,   мы   станем   нужны   друг   другу.   Ты   будешь   для   меня   единственный   в   целом   свете.   И  я   буду   для    тебя   один   в   целом   свете…

- Я  начинаю   понимать,  -  сказал   Маленький   принц.  –

Есть  одна   роза…  наверное,   она   меня  приручила…

(Антуан  де  Сент-Экзюпери.  «Маленький  Принц»)

 

Любовь   очень   многообразна  и у  любви   множество   ликов.  И  мы   очень   часто  путаем  здоровое чувство   любви   с  болезненной   зависимостью,     с  невыносимым   чувством   одиночества,   и  со   страхом   отделения   или  вернее  страхом   отдельности.

          В  этом   докладе   я   бы  хотела  попробовать   провести  различие   между  здоровым   чувством   любви,     связанным   с  ним  чувством  благодарности и  уважении   к   другому,    способностью  не   растворяться   в   другом  и быть   отдельной  личностью    и  бессознательной  сепарационной   тревогой,   с  присущими ей   страхами   утраты,   потери   и   одиночества.  Затрону  также  и   клинические   проявления   сепарационной   тревоги  в  ситуации     психоаналитической  терапии.

Что   такое   сепарационная   тревога   и   как   она   себя   проявляет?

Сепарация  -   это   отделение,  предполагающее   постепенное   приобретение индивидуальности,    способность  оставаться   самим   собой  и   быть   самодостаточной   личностью  в   любых   отношениях.  Сепарационная   тревога   сопровождает  любое   отделение.  Рассматривая    сепарацию   в   контексте   объектных   отношений,   можно   отметить,  что   нормальная    сепарационная   тревога   практически    всегда    связана   с   болезненным   чувством   страха,    возникающим  тогда,    когда   эмоциональные   отношения   со   значимым   лицом   из   близкого   окружения   оказываются   под   угрозой   или  прерываются.    Прерывание   отношений  или   короткие   разлуки   в   таком  случае    могут   восприниматься  как   результат    потери    эмоциональной    связи  и  утраты  любви  со   значимым   объектом.  Разница   в   том,   что    в   норме   отсутствует   фантазия  и   чувство     действительной   и невозвратимой  потери  значимого  лица,  а  присутствует   способность  пережить  временную   утрату  и   возвратиться    к   повседневной   жизни. В  патологических  же   случаях   фантазии   сепарации   и   утраты  спутаны,   они  часто   имеют   тенденцию   к   смешиванию   и  поэтому   очень  часто   сепарация   или  отдельность  переживается   как   утрата,  а   не   как  временное   отделение.

          Сепарационная   тревога   является    универсальным   феноменом,  и  в   действительности  это   очень   глубокое    и   привычное  личное   переживание,   и,  конечно  же,   необходимы    дополнительные   усилия   и   условия  (имеется  в   виду психоаналитическая   психотерапия)  для   осознания   этого   беспокойства,   сопровождающего   практически  каждый   текущий   момент    нашей   повседневной  жизни.   Стоит   задуматься    над   тем,   какие   слова   мы   говорим,   когда   приветствуем   друзей   и   близких   после   расставания   или   перерыва   в   отношениях:  «  Я   так   рад    снова   видеть   тебя…я  думал   ты   пропал,    я   волновался,    ничего   не  зная  о   тебе…Не   оставляй   меня   одного…»,   или   «как     сильно  я тревожилась   оттого,    что   тебя   так   долго   нет,   я   не  могу   уснуть,    дурные   мысли   лезут   в   голову»  (знакомо?)

Клинические   проявления  сепарационной   тревоги  в   терапевтической      ситуации  проявляются   во   время   перерывов   на   отпуск   либо   на  выходные   дни.  В   статье  «Сепарация:   клиническая   проблема»  Бренман   (1982)   составил   впечатляющий   список   отыгрываний,   связанных  с   сепарацией,  которые   анализанд   может   воспроизводить   во   время   лечения:

Он   может   предаваться   сексу   без   любви,   чрезмерно   есть,   пить,  ненавидеть,    критиковать   и  жаловаться,   чтобы  успокоить   себя.  Он   может   стать   излишне   вторгающимся   или   посредством   проективной   идентификации   чувствовать,   что   другие   чересчур   навязываются   ему….  Он   может   придумать   для   себя   угрозу,   которая   требует   постоянного   внимания,    пребывать   в   параноидной   активности,   заниматься   фитнесом,  предаваться   ипохондрии   и   разным   видам   мастурбации.  Сепарация   сознательно  не  признается.   Во   избежание    переживания   разлуки   возникают  компульсивные   привязанности  к   разным   объектам  -   возбуждающим,   ненавистным,   идиллическим   и   так   далее,   которые   требуют   постоянной   патологической   привязанности   для   избежания   осознания   того,   что   вызывает   чувство   потери.

       Именно    таким   способом    выражает   себя    сепарационная   тревога,   которая   является   отражением    болезненного  ощущения,  и  она   в   большей   или   меньшей   степени   является   осознанной   и   сопровождает    восприятие    быстротечности   человеческих   отношений,   собственного   существования  и  существования   других.  

Важно   то,   что  подобные   компульсивные   привязанности   к    объектам   основаны  на   мазохизме   и  на   ненависти,   и   это   мешает   анализанду   иметь  «достаточно   хорошие   отношения».  Пациент   становится   как   бы   «отделенным»  от   отношений,   в   том   смысле,   что   субъект   отделен   не    от   объекта,  а   от   «достаточно   хороших  отношений»   с   объектом   -   то   есть,   лишен   этих   отношений.   

В   то   же   время   подобные   переживания   являются  и  структурирующим   переживанием   для   Эго,   поскольку   восприятие   боли  одиночества,   во-первых,   убеждает   нас   в  том,   что   мы   существуем   в   качестве    отдельных   и   уникальных    существ,    уважающих   других,   и,   во-вторых,   в  том,    что  эти   другие   отличаются   от   нас.   Таким   образом,   сепарационная   тревога   создает   основу    нашего   чувства   идентичности   и   нашего   знания   о   других,   или,   иначе   говоря,   способности  отличить  объект     от   субъекта.

Способность   отличать  субъект   от   объекта   или,   говоря   психоаналитическим   языком,   способность  дифференцировать,    обозначает   процесс   развития   Эго   в   детстве.    Процессы   сепарации   и   дифференциации  тесно   взаимосвязаны  и   многие   аналитики   ставят   знак   равенства   между   сепарационной  тревогой   и  тревогой   дифференциации,   особенно  когда   она   является   важным   источником   негативной   терапевтической   реакции  (обсуждение этого   вопроса   рассматривался  в  1979году   в   Лондоне  на   конференции  Европейской  П/А  федерации).    И     необходимым   условием   процесса   сепарации   является   упрочение   процесса   дифференциации.  И   только   после  этого  ослабевает  сила   зависимости  от   другого  и   растворения  в   другом,   столь   характерное   для  патологических   форм   любви.

         Фэйерберн  (1941)   первым   среди   аналитиков   предложил    обратить   внимание  на   формы    зависимости   субъекта   от   объекта.    В   частности  он   утверждал,    что   инфантильная   зависимость   базируется  именно  на   неспособности   устанавливать   различия   между   субъектом   и  объектом,    тогда   как   зрелая   зависимость   включает   признание   другого    в   качестве  отдельного   существа   определенного   пола,    катектированного  в  контексте   характерных   триангулярных   объектных  отношений   в   эдипальной   ситуации.   Ж.П.Кинодо   говорит   о  том,   что   термин  «сепарация»,  или   «сепарированность»,    следует   относить   к   расставаниям   в   контексте   отношений,   в   которых   один   из     участников    признает  присутствие   другого,    катектированного   как   объект,   в  то   время   как   термин   «дифференцированность»   или   «дифференциация»,   следует   применять   при   указании   на   ранний   процесс   установления   различия   между   Эго   и   объектом.   Можно   перевести   так:    близкий   мне   по   духу   человек,   но   и  не-Я.

 И    далее  он   рассуждает  о   том,   что   в  настоящее    время  в  психоанализе   слово   «сепарация»   используется   в   двух   разных   значениях,   которые   важно   различать,   а   именно:

В  первом   значении   слово   «сепарация»  означает   расставание   с   человеком,   с   которым   установлены   отношения   доверия.   Можно   сказать,  что   в   этом  случае   индивидуум,   испытывающий  соответствующие   чувства,   знает   в    кого   он   катектировал   часть  себя,   о   ком   он   скучает,   кто   он   сам   и   кто   тот   человек,   чье   временное   отсутствие   является   причиной   его   взаимоисключающих    переживаний:  одиночества,   печали,   злости  или  боли,  но   иногда   также  облегчения  и   свободы.   Так   как   слишком   тесные   отношения,    так   называемая   «слитость», становится   удушающей.   Сепарация   создает   такой   контекст   в  отношениях,    в   котором   другой    может  чувствовать   себя   свободным   приходить  и   уходить,   выбирать   продолжение  отношений   или   их   прекращение.   В  подобных   отношениях    расставание   во  времени   и   пространстве  не   означает  прерывания   эмоциональных   связей   с   объектом   или   потерю   любви   объекта,  поскольку  объект,    воспринимаемый   как   надежный,  не  воспользуется  расставанием,   чтобы   покинуть   субъект.

При   таких  условиях   межличностные   отношения  не   требуют   постоянного   присутствия   объекта,  даже   если   это   присутствие   дает   удовлетворение   в  отношениях,   а   его   отсутствие   приводит   к   неудовлетворенности.  Временная   сепарация  (разлука)   предполагает   надежду   на   возвращение,   даже   если    каждое   расставание   вызывает   страх   вероятной   окончательной   реальной   утраты   самого  объекта   или   его   любви.   Другими   словами,   отсутствие   значимого  (катектированного)   лица   вызывает   соответствующие  аффекты,   но   не   угрожает  психической  структуре   самого   Эго.   В   таком   случае   утрата,   то   есть   постоянная   сепарация,  вызывает   психическую   боль,     связанную   с   проработкой   грусти,   но   утрата   объекта   не   сопровождается   утратой   Эго.

Напротив,   если   индивидуум   проявляет   признаки   тревоги,   выраженной   в   частности,   в   ощущении   угрозы  Эго   перед   лицом   надвигающегося  расставания  (сепарации)   со   значимым   лицом,    тогда  «отделение»   принимает   совершенно   другое   значение.  Отсутствие  значимого   лица  оживляет   тревогу,   переживаемую   Эго   индивидуума,   когда   он   вынужден   почувствовать,   что   не   является   объектом,   что   объект    существует   отдельно   от   его   Эго  и  что  он   не    доверяет   намерениям   объекта.   Отсутствие   другого   вызывает   болезненное    восприятие   и  присутствия   другого,   как  не-Я,   то   есть   как   отдельной   личности.    Фрейд   в    связи   с   этим   приводит   в  пример   ребенка,    который   «еще   не   отделяет  свое   Эго   от   внешнего   мира…   Он   постепенно   учится   этому»  (1930).   Когда    индивид   чувствует,    что  «отделение»   от   значимого    лица    представляет    угрозу   целостности   его   собственного   Эго,   это   свидетельствует   о   том,    что   между    Эго   и   объектом   существует   особая   связь,   одной   из   характеристик   которой,   является   неизменность   частей   Эго,    недостаточно   дифференцированных   от   частей  объекта.  То  есть   объект   не   в   состоянии   функционировать   самостоятельно,   он   находиться   в   состоянии   постоянной  зависимости  от   катектированного   лица. И  возникает  тревога,   поскольку   отделение   переживается   не   только   как   потеря   объекта,    но   и   как   потеря   части  самого   Эго,   которая   в  сущности,   следует   за   объектом,    чтобы   оставаться   в   единстве   с  ним. 

 Все   это (то  есть   то,  что   было   описано  выше),   ярко   наблюдается   при  патологических   формах   любви,    особенно   во   время   так   называемой   первой   любви   пубертатного   возраста.   По   мнению    Ж.Кинодо   в   этот   период   в   момент   первой   влюбленности   проигрывается   вся  ранняя  (младенческая) сепарационная  ситуация  с   аффективными   включениями   и    повторными   травматическими  переживаниями,   вплоть   до   «симбиотического    психоза»,  о   котором  говорила   М.Маляр.  Эту   концепцию    она   ввела  в   1952  году,  наблюдая   состояния  паники   у  детей – психотиков,   возникающие   при  разрушении  иллюзии   симбиотического   единства  в   случае  переживания  истинного   чувства   отделения   у   детей   в   состоянии   психоза.  Она   постулировала,   что   у   некоторых   детей    жажда   взросления   возникает     тогда,   когда   Эго   ребенка   еще   не   готово   функционировать   отдельно  от  матери.   В  результате    возникает   паника,   которая,   будучи   превербальной,   является  невыразимой,   и  ребенок   еще  не   способен    обращаться   за  помощью   к  другим.   Беспомощность   блокирует   структурирование   Эго,    она   может   быть   достаточно   выраженной  и  вызывать   фрагментацию,    характерную  для   детского  психоза.   Психическая   фрагментация  может   возникать   в  любое   время   и   дальше на   протяжении   последующей   жизни   и   часто   приводится   в   действие   незначительной   травмой   -   такой,   как   недолгая   разлука  или   совсем  небольшая   потеря. 

Жажда    развития   и   взросления  постепенно  приводит  ребенка  к   столкновению   сначала  с  дифференциацией,    затем,    во   время   сепарации – индивидуации,  -  с   сепарационной  тревогой,    которая  более  или   менее   успешно   преодолевается.  Эта   стадия   инфантильного  развития   является  выражением  второго   рождения,   «выхода    из   симбиотического   слияния»,   общего   для    матери   и   ребенка,   и,   по  мнению   Маляр,  такой   выход    так   же  неизбежен,   как   биологическое   рождение.

В   собственной   практике   я   довольно   часто   сталкиваюсь   с   ярким    проявлением   сепарационной   тревоги  в  двух    случаях:  в  самом   начале   терапии,   когда   активность    сепарационной   тревоги    высокая.   Она   проявляется   в  настороженности,  недоверии,   в   страхе  потерять   контроль   над   собой,    в   страхах   перед   зависимостью   от   терапевта.  Слияние  или   зависимость   от   терапевта   предполагает  в  дальнейшем   и  отделение.  А   чем   травматичней  было   отделение  от   значимых   объектов   в  детстве,  тем  сложнее   протекает  и   процесс   слияния  в  начале   терапии,  тесно   связанный  с  доверием.

          И во    втором   случае: во   время  первых   встреч   после   длительных   праздников   или  отпусков,    то   есть   тогда   когда   пациент   сталкивается   с   трудностями   возобновления   отношений   и   восстановления   доверия.   Очень   частые    проявления   в   этом   случае  - неоправданные   перемены   времени   встреч,    нарушения   согласованного   расписания,    таких   как  опоздания   или  забывание   о   сессиях.  Как   будто   невозможно   вернуться    в   прежнее   доверительное   пространство  -  оно  символически  разрушено  и  стало   чужим,   и  там   нет  прежнего  чувства   удовольствия. В   этом проявляется  сепарационная  тревога,   которая   заставляет   менять   пространство,   защищаясь   от   невыносимо   болезненных   аффектов  и  сопротивляясь   повторному  их   переживанию.   А   в   некоторых   случаях  во   избежание   именно   «симбиотического   психоза». 

 

 

                       

 

 
 

Новости

набор 2018-2021

ОДЕССКОЕ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО  ОДЕССКИЙ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ    Обьявляет набор на 2018-2021 гг обучения    В программе обучения: • История возникновения и развития психоанализа  • Теория психоанализа (психология влечений З.Фрейда, Эго-психология, теория М.Кляйн, теория обьектных отношений М.Маляр, психология ... узнать подробнее...

псиКлуб 10_18

News image

узнать подробнее...

диско клуб Диссоциация 10/2018

News image

  Уважаемые друзья, приглашаем вас посетить очередное заседание нашего Дискуссионного клуба,    19.10.2018, в 18.00  ул.Пушкинская 32,оф. 39.     Для обсуждения предлагается статья М.Хирша «Телесная диссоциация как последствие травмы» 20... узнать подробнее...

Пси клуб 29.09.18

News image

узнать подробнее...

Киноклуб 28.09.18

News image

Одесское Психоаналитическое общество приглашает на киноклуб 28 сентября     в 18.00 по адресу: ул. Пушкинская 32,оф.39. на просмотр и обсуждение фильма: Фильм Она     Премьера: 2016 г. (США) Режиссер: Пол Верховен Автор идеи: Филипп ... узнать подробнее...

Дискуссионный клуб 14 09 18

    Дорогие коллеги, будем рады встрече с вами на первом в этом учебном году заседании нашего Дискуссионного Психоаналитического клуба,     которое состоится в пятницу,14 сентября, в 18.00 по адресу:   Пушкинская 32, оф.39, ... узнать подробнее...

otto kernberg 2018

News image

узнать подробнее...

Трансформационный тренинг "Магия возрожд

News image

узнать подробнее...

Женщина 21 века. Семейное, социальное, с

News image

Одесский форум - Мир без войны. Психология и консультирование. 29-30 апреля 2017 в Одессе. В этом году участники форума обсудят женскую тему: “ЖЕНЩИНА 21 ВЕКА. СЕМЕЙНОЕ, СОЦИАЛЬНОЕ, САКРАЛЬНОЕ” Сегодня женщина все активнее включена в соци... узнать подробнее...